Заказ и консультация

График работы

0
Ваша корзина пуста
Товаров в корзине 0 на сумму 0 руб. Перейти в корзину Оформить заказ
0
Ваш список пожеланий пуст
Товаров в списке пожеланий 0 на сумму 0 руб. Перейти в список пожеланий
Image

Отчеты о рыбалке
членов клуба TOURS-777

Image
Таймени горной Реки. 2021 год.

Таймени горной Реки. 2021 год.

35 мин

Вступление:

Отрывок из моего предыдущего рассказа «В поисках первого тайменя»:

«…. Для себя я уже определённо решил, что обязательно вернусь в этот заповедный и суровый край, который стал мне родным за все пройденные по Реке километры, за пережитые эмоции, за преодолённые трудности и подаренные мне минуты, часы и дни, прожитые на одном затаённом дыхании …».

Часть 1. Желания и возможности.

В своём рассказе «В поисках первого тайменя» я повествовал о своём первом в жизни сплаве, специализированном на поимке именно этого желанного трофея каждого рыболова – тайменя. Могу сказать, что результат моей первой поездки удовлетворил меня только наполовину … ДА, первый в жизни таймень был пойман, НО ведь мечты были не только о самом факте поимки, но и о размерном ряде, то есть о весе объекта рыбалки, который по моим ожиданиям должен был быть ну никак не меньше 10-15 кг… Также особые обстоятельства, о которых я рассказывал ранее – крушение организатора на первой Реке, возвращение в Благовещенск, повторная заброска на другую Реку, оставшиеся всего лишь 3 дня полноценного сплава, оставили на душе «вот тааакой рубЭц!».

По указанным причинам чувство неудовлетворенности и нереализованных желаний не покидало меня в течение всего времени по возвращению из первой поездки. В период с 20 июня по сентябрь 2021 года я был в служебной командировке на Камчатке, производственные обстоятельства не позволяли мне не только осуществить, но даже рассматривать возможность повторной заброски в тайгу Хабаровского края. Но в начале сентября 2021 года по благополучному стечению результатов работы я понял, что есть одна неделя, в течение которой я могу позволить себе снова посетить одну из горных рек.

Сразу после этого я начал на постоянной основе отслеживать погоду в районе моего предполагаемого сплава на предмет облачности, осадков и темепературы воздуха … и вот заветное погодное «окно» шириной в целых шесть дней! – распахнулось для меня, увлекая в дорогу и заставив сердце биться чаще.

Сборы арсенала рыболовного снаряжения и аммуниции в этот раз не отняли много времени, так как всё было бережно упаковано и помещено на ответственное хранение ещё с прошлой моей поездки в июне месяце. Не буду останавливаться на приманках, все они подробно показаны на моём YouTube канале KAA nett в фильме про первую поездку «В поисках первого Тайменя». Четыре дня ушло на то, чтобы определить даты, договориться с организатором о техническом обеспечении сплава и маршруте, рассчитать стоимость полёта и ударить по рукам с вертолетчиками.

Особое внимание я уделил тому, чтобы организатор купил под мой сплав просторный надёжный подсачек, так как придерживаюсь определённого мнения, что все манипуляции по извлечению приманок из пасти крупных трофейных экземпляров необходимо проводить в их среде обитания, то есть в воде, а не вытаскивать их волоком на речную гальку, сдирая чешую и защитный слой слизи, который служит естественным барьером от проникновения многочисленных инфекций и паразитов.

Через пять дней я уже поднимался по трапу самолёта, вылетающего по маршруту Петропавловск-Камчатский – Новосибирск – Благовещенск… и в таком же порядке обратно. Причина выбора такого сложного и длительного перелёта кроется в том, что прямых рейсов в Благовещенск на необходимые даты не было, а рейсы с пересадками через Хабаровск или Владивосток предполагали ночёвку в одном из этих городов, что отнимало у меня целые сутки, которые я мог провести уже на Реке.

И вот в 06 часов 34 минуты 12 сентября 2021 года шасси самолёта коснулись посадочной полосы Благовещенска… План передвижений был разработан заранее и, забегая вперёд скажу, что как было запланировано так всё и произошло:

  • 12.09.2021 – прилёт и заброска на Реку,
  • 13-16.09.2021 – сплав,
  • 17.09.2021 – вылет с реки,
  • 18.09.2021 – возвращение на Камчатку.

Сразу по прилёту в Благовещенск на автомобиле со всем снаряжением я с двумя инструкторами добрался до города Белогорска, где мы загрузились в два вертолёта: Ми-2 и Robinson R44. В Ми-2 у нас транспортировалось всё снаряжение для сплава, а в Robinson, помимо опытного пилота, удобно расположились я, Михаил и Сергей, на которых с этого момента возлагалась ответственность за благополучный исход моего авантюрного мероприятия. Когда диспетчер подтвердил взлёт по погодным условиям на всём маршруте полёта, когда взревели винты вертолётов, когда шасси оторвались от земли… только тогда я осознал, что Река реальна, что все сложности и проблемы организации экспедиции позади… что теперь впереди те самые неизведанные перекаты, тёмные манящие глубокие ямы, взмахи весёл и дым вечернего костра… как же сильно оказывается я переживал, что моя поездка не состоится по любой возможной причине, будь то работа, болезнь, погода или злополучный человеческий фактор…

По пути следования конечно же была дозаправка топливных баков в Февральске, так как расстояние маршрута не позволяло на одной заправке добраться до места назначения, были запасные канистры с топливом, аккуратно уложенные под сидения, был принципиальный суеверный отказ от фото и видеосъемки до прибытия в район назначения, был прерывистый тревожный сон в кресле вертолёта после суток, проведённых в автомобилях и самолётах, доставивших в итоге меня в этот заповедный и прекрасный край…

В 18 часов 58 минут 12 сентября 2021 года оба наших вертолёта благополучно совершили посадку на галечной косе той самой Реки, вдали от городской суеты, звуков и запахов цивилизации, сотовой связи и света городских фонарей.

Image

Моментально исчезло понятие рабочих или выходных дней, отступило чувство тревоги, которое, как мне кажется инстинктивно сопровождает любого человека, когда он находится на борту винтокрылой машины на высоте километра от уровня земли … взамен пришла звенящая тишина тайги, прерываемая редкой птичьей трелью, шум вертолёта сменился тихим шепотом речного переката, легкие наполнились осязаемым на вкус чистым горным воздухом, а тело отозвалось на пониженную температуру, которая предвещала первый в этом году ночной заморозок, не заставивший себя долго ждать.

После разгрузки вертолётов и их убытия, нас ждали приятные неспешные хлопоты по обустройству лагеря, постановка палаток, разведение первого в этой экспедиции костра и приготовление «аскетичного» мужского ужина с обязательным воздаянием уважения и почестей местному божеству, почитаемому в народе не иначе как Подя. Михаил и Сергей после ужина при свете фонариков приступили к сборке нашего плавсредства, а я, бесстыдно пользуясь правами «туриста из большого города», надолго остался один возле костра, наслаждаясь треском поленьев и снопами искр, раскрашивающих ясное и бездонное небо лавовыми траекториями своего недолгого жизненного полёта.

Image

В эту и последующую ночь на небе не было ни единого облака. Воздух, свободный от выбросов человеческой жизнедеятельности и промышленных предприятий был настолько кристально чист, что были ясно видны даже самые далёкие от нас звёзды, равнодушно мерцавшие в бескрайних просторах вселенной и заставившие меня в очередной раз задуматься о скоротечности нашей земной жизни, какой будет она – каждый из нас вправе выбирать сам.

Ночью, как и предполагалось, был первый заморозок, а утром все оставленные на улице вещи и галька нашей домашней речной косы были покрыты основательным слоем инея, ярко сверкающего всеми цветами радуги в первых лучах робкого утреннего солнца, которое, как будто извиняясь перед нами, спешило растопить и стереть из памяти следы внезапного ночного холода.

Впереди был ПЕРВЫЙ день моего авантюрного одинокого сплава…

Часть 2. День первый, он же – день трофейный.

Воспользовавшись тем, что Михаил и Сергей были заняты сбором лагеря, я взял в руки спиннинг и отправился вниз по течению, неспешно облавливая перспективные с моей точки зрения места возможной стоянки тайменя, благо, что проснулись мы в обозначенное время и после завтрака и утреннего моциона на часах было всего 07 часов 30 минут по местному времени.

Image

Не знаю, как вам передать состояние, в котором я находился… ведь все сплавы подобного рода обычно подразумевают под собой группу рыболовов, в которой вы никогда не будете один. Ширина горных рек в верхних течениях также не располагает к уединению, с вами всегда кто-то находится или рядом, или в зоне видимости. В моём же случае не было никого, даже оба инструктора остались далеко за речным поворотом, занятые сбором наших пожитков. Был только я, Река и молчаливая утренняя тайга, подёрнутая лёгкой дымкой тумана. Пришло осознание, что некуда спешить, не нужно в скоростном темпе облавливать омуты, чтобы двинуться дальше, нет необходимости связываться по рации с другими рафтами в целях получения информации о поимках рыбы и приманках, на которые были поклёвки, не нужно НИЧЕГО, кроме как просто быть здесь и сейчас…

Обретя внутреннее равновесие и окончательно скинув с себя все мирские хлопоты и мысли, оставшиеся на той далёкой стороне тайги и самосознания, я методично и неспешно продвигался вниз по Реке, часто замирая на какое-то время, останавливая взгляд на чистой первозданной красоте природы, не тронутой человеком, которая меня окружала и давала возможность быть подле неё, быть с ней рядом, быть её частью.

Через 1,5 часа моё одиночество и сеанс медитации были прерваны взмахами вёсел Михаила с Сергеем, которые, закончив хозяйственные мероприятия, уже два километра пытались меня догнать на катамаране, не предполагая, что я мог так далеко один уйти вниз по реке.

Image

С этого момента – когда я впервые ступил на борт нашего катамарана, и начался тот самый заветный и долгожданный «сплав», снившийся по ночам и бередивший ранимую рыбацкую душу невиданными доселе миру размерами трофеев.

Наш катамаран уверенно преодолевал речные повороты и перекаты, его маневренность и управляемость двумя гребцами позволяла мне не отпускать спиннинг из рук и при необходимости использовать его по прямому назначению. В самых перспективных местах мы причаливали к берегу, и я облавливал речные глубины с особым пристрастием, меняя приманки и стиль проводки. Михаил поначалу пытался делать мне внушения, рассказывая о том, что некоторые не особо одарённые рыболовы из его прошлых сплавов часто безосновательно вальяжно относятся к тщательности облова таких мест, упуская возможность поимки трофея, делают пять-шесть забросов и со словами «здесь рыбы нет» взбираются на плавсредство, командуя на продолжение движения вниз по течению. Но вскоре комментарии Михаила в мой адрес были прекращены по причине того, что мои действия оставили его удовлетворённым как по количеству забросов и их траекториям, так и по используемым многочисленным вариантам приманок. Поклёвок у меня с самого утра не было ни одной. Как и говорил ранее, все приманки у меня были рассчитаны только на крупную рыбу, поэтому, как мне кажется, ни ленок, ни хариус, даже если они присутствовали, обходили мои приманки стороной по причине их очень крупного размера. Яркое солнце, разогнав клубы утреннего тумана, радостно освещало наш путь, сверкая бликами на поверхности воды и согревая своими лучами отвесные скалы, вдоль которых несла свои прозрачные воды наша Река. Наш катамаран следовал вниз по течению, увлекаемый речным потоком, иногда ревущим на перекатах, а иногда превращающимся в зеркальную гладь, в которой заворожённо любовались собой окружающие Реку скалы, подёрнутая первым осенним золотом тайга, безоблачное синее небо и низкое солнце, спешащее подарить своё тепло миру перед скорыми морозами, сковывающими этот суровый край в ледяных объятиях бесконечной зимы.

Image

В полдень мы решили остановиться на одном из прекрасных мест, которое располагало не только к комфортному обеденному приёму пищи, но и дарило надежду на возможную поимку основного объекта рыбалки…

Image

Михаил с Сергеем неспешно накрывали на стол, я же, как всегда, стоял по колено в холодной воде и аккуратно проводил свои приманки веерными забросами, иначе – бороздил речные глубины в надежде на поклёвку.

Место нашей стоянки соответствовало всем классическим критериям места кормления тайменя: после затяжного мелководного переката Река образовывала глубокую яму под скалами с обратными завихрениями струй, быстрое течение резко сменялось на ровное и плавное, на дне сквозь прозрачную воду просматривались крупные валуны, позволяющие речному хищнику экономить энергию, расположившись за ними в ожидании своей добычи, дезориентированной и уставшей после прохождения переката.

Сменив несколько воблеров и колебалок, я понял, что воблеры и крупные колеблющиеся блесны не успевают заглубиться в необходимом мне месте, их попросту сносит ниже по течению из-за крупного размера и, соответственно, значительной парусности. По данной причине я остановил свой выбор на тяжелой вращалке весом почти 40 грамм, которая как нож сквозь масло пробивала быстрый речной поток на входе в яму сразу за перекатом и быстрой подмоткой катушки молниеносно включалась в работу так, что кончик удилища тестом 40-90 грамм судорожно начинал изгибаться, отыгрывая каждое вращение крупного лепестка блесны. Два пристрелочных заброса в местах с разными скоростями течения и глубинами принесли понимание – как именно данная блесна ведёт себя в конкретном месте лова.

Третий, уже полностью выверенный, заброс принёс мне резкий удар в руку, похожий на глухой зацеп за крупный речной валун, такого рода зацепы постоянно сопровождают рыболовов на горных реках и, к сожалению, в 99% случаев заканчиваются потерей приманки.

Image

Памятуя о возможности поклёвки, даже этот похожий на зацеп удар не позволил мне ни на долю секунды ослабить натяжку плетеного шнура, что и сыграло важную роль в дальнейшем. Через секунду мой «речной валун» сделал потяжку … спиннинг согнулся в дугу … с моей стороны в ответ последовала резкая мощная подсечка … прочный плетёный шнур запел, натянувшись как струна … фрикцион катушки издал тот самый заветный звук … а ноги рефлекторно приняли уверенную стойку, молниеносно найдя на речном дне надёжные точки опоры …

Да!!! Это был ОН!! Ни тени сомнений!! Огромное сопротивление на том конце шнура, никаких резких необдуманных движений, только мощь крупной, уверенной в своей силе рыбы… теперь всё зависело только от меня… В голове мелькали мысли: перевязал ли я по своей выверенной печальным опытом традиции узел на карабине после 50 забросов … не пожалел ли при этом отрезать от конца шнура 50 см, которые больше всего повреждаются при ловле на реках с крупными и острогранными речными валунами… не трогал ли я фрикцион в течение дня, после его ежедневной утренней настройки… точно ли я подсёк Рыбу в самом начале нашего противостояния… ??? Но все эти вопросы не мешали рукам делать механическую методичную работу:

  • выкачал спиннингом-подмотал, выкачал-подмотал,
  • никакой слабины шнура – даже на миг,
  • удилище на рывках рыбы держать только под 45 градусов,
  • не слушать фрикцион, чтобы не было соблазна его затянуть или зажать руками шпулю,
  • не форсировать события.

Всё вышесказанное пролетело для меня за один миг… Уверенные действия Михаила по приземлению тайменя в подсачек, увенчали нашу борьбу, поставив точку в процессе вываживания МОЕГО ТРОФЕЯ!!!

Image

Вы можете считать, что использование подсачека не спортивно, что «для зачёта» необходимо самому в одиночку выволочь рыбу на берег, но как я писал в начале рассказа – для себя я давно принял одно правило, которому следую неукоснительно – уважать объект спортивной рыбалки и беречь его жизнь любыми возможными способами, основным из которых для меня является бережное обращение с трофеем после вываживания, в том числе сохранение его кожных покровов, которые неизбежно травмируются при его протаскивании по речной гальке, делая уязвимым для инфекций и паразитов, обитающих в реке.

После последовало аккуратное извлечение блесны и взвешивание в сетчатом безузелковом мешке… весы показали 18 600 грамм вместе с сеткой!!! (вес мокрой сетки каждый из читателей может отнять сам, сетку отдельно я не взвешивал, так как было не до этого, взвешу обязательно на следующей рыбалке).

Image
Image
Image

Реанимация рыбы заняла всего 2-3 минуты, после чего таймень степенно, сохраняя чувство собственного достоинства, удалился в речные глубины.

Image

Повторюсь, все манипуляции с рыбой, кроме взвешивания и быстрой фотосессии проводились в подсачеке, что позволило максимально снизить время, проведённое трофеем вне воды. Данное обстоятельство, несомненно, явилось важнейшим фактором для такого скорого восстановления рыбы и её возращения в среду обитания.

Таймень махнул на прощание огромным красным хвостом, оставив меня наедине со своими пока ещё смешанными чувствами. Только по прошествии нескольких минут пришло осознание, что цель моей поездки достигнута, причём достигнута в самый первый день!

Последовали поздравления Михаила и Сергея, торжественная церемония воздаяния благодарности местным божествам, обед, тщетная попытка обловить данное место в надежде на поимку второго экземпляра … но в голове колоколом звенела одна мысль – «всё было не напрасно, всё уже произошло!».

Я знал, что теперь уже не важно, как пройдут оставшиеся три дня сплава, будут или нет поимки рыбы, какая будет погода – солнце или дождь, пусть даже снег с ураганным ветром, всё это уже не имело для меня никакого значения, потому что – МОЯ МЕЧТА СБЫЛАСЬ!

Не помню точно, но в этот день больше не было поклёвок ни тайменя, ни ленка, но, можете поверить мне на слово, это нисколько не испортило мне настроение. Мы чуть раньше намеченного времени остановились на ночлег, так как завтра нам предстоял участок реки, который был самым трудным на всём протяжении нашего маршрута – почти 10 километров постоянно следующих друг за другом порогов и перекатов, и было бы крайне не разумно пытаться пройти данный участок перед быстро наступающими в это время года осенними сумерками, тем более, что уровень воды в Реке был очень низкий.

Этот вечер я конечно же провёл возле костра, перелистывая фотографии и просматривая снятое видео сегодняшнего знаменательного для меня дня. Небо и в этот вечер поражало своей кристальной чистотой, звёзды мерцали в бездонных глубинах вселенной, а ночной заморозок и в эту ночь покрыл искрящимся в свете костра инеем всё наше снаряжение и вековые галечные валуны, хаотично разбросанные неистовой силой весеннего паводка по обжитой нами речной косе.

Впереди меня ждали ещё целых три дня сплава по этой удивительной и прекрасной дикой горной Реке, которая приветливо встретила мою жаждавшую приключений, истосковавшуюся по романтике таёжной туристической жизни рыбацкую душу …

Часть 3. День второй – День второго Тайменя.

Утро второго дня порадовало нас теплыми лучами солнца, полным отсутствием ветра, ясным горизонтом и тонкими нитками тумана, зазевавшегося в распадках и проспавшим восход небесного светила, не успев скрыться от его всевидящего взора в тени молчаливых вечных гор. Сборы в дорогу после ночёвки заняли не много времени, не только по причине слаженности работы, но и по причине малого количества участников экспедиции, коих, напомню, было всего три человека, включая меня. Первые несколько пройденных километров были наполнены тишиной осенней тайги, пьянящим вкусом утреннего прогревающегося в солнечных лучах воздуха, звуками капель воды, срывающихся с вёсел, и хлесткими взмахами моего спиннинга, разрезающих звенящую тишину при забросах увесистых приманок. Михаил с Сергеем, сдвинув брови, молчаливо «предвкушали» трудности прохождения порогов, которые ждали нас впереди, мне же не хотелось ничего говорить, так как я в очередной раз был заворожен пейзажами, которые сопровождали нас на всём протяжении рыболовной экспедиции, куда бы я не обратил свой взгляд.

Image

Опасения по поводу уровня сложности сегодняшнего участка маршрута полностью себя оправдали. Не характерный для этих дат низкий уровень воды в Реке также внёс свои коррективы в наше передвижение, заставив троих не молодых уже мужчин вспомнить про наличие мышц под покрывающим всё тело «защитным слоем», который бережно и надёжно скрывал от взоров спартанские кубики пресса и упругие сухожилия бицепсов )) Да … Михаил и Сергей в этот день выложились на 100% … постоянное резкое маневрирование катамарана между огромными речными валунами во избежание повреждения обшивки корпуса и посадки на камни не могло не потребовать от них максимальных физических усилий. Я тоже пытался внести свою лепту, чтобы облегчить работу инструкторов, своевременно меняя своим весом центр тяжести или спрыгивая в бурный поток, чтобы помочь стащить катамаран, севший дном на камни, но слова благодарности всё-таки заслуживают именно они – герои дня – Михаил и Сергей, спасибо, мужики!

Image

Если бы мы в качестве средства передвижения использовали длинный и огромный рафт, то даже не знаю, какими усилиями нам дался бы этот участок реки … катамаран же позволял в большинстве случаев пропускать между баллонами подводные камни, что сыграло решающую роль в благополучном исходе этого дня.

В промежутках между порогами мы останавливались, Михаил и Сергей – для кратковременного отдыха, я – чтобы обловить перспективные места стоянки тайменя за лежащими на дне Реки огромными валунами, но ни полёвок, ни видимых глазом выходов рыбы на приманку не было. В таких местах (на фото выше) применение воблера крайне затруднительно, так как скорость течения реки моментально сносит его вниз, не давая возможности оперативно маневрировать и заглубить его на рабочий горизонт в толще воды. Использование вращающихся блесен также зачастую не приносит результатов, по причине отсутствия пространства, достаточного для запуска процесса вращения лепестка. В таких ситуациях на помощь рыболову приходят средней длины колеблющиеся блесны, весом 30-45 грамм, которые успевают резко пробить собой речной поток, живо реагируют на скорость вращения катушки и движения удилища, позволяя максимально точно маневрировать вокруг естественных укрытий речного хищника.

В более спокойных местах, по-моему мнению, конечно же воблерам и вращающимся блеснам нет равных, их движения, правильно анимированные рыболовом, максимально приближены к естественному поведению объектов питания речного хищника.

Image

Поверьте, я обловил со всех возможных сторон ВСЕ камни, которые были в пределах досягаемости заброса во время наших остановок между порогами!

Как и в первый день в районе обеда мы решили сделать привал для употребления «вкусной и здоровой пищи» на одном из прекраснейших изгибов русла Реки сразу после мелководного и очень противного переката, по которому ещё 5 минут назад мы втроём волоком протаскивали наш катамаран.

Image

Михаил с Сергеем начали распаковывать продукты питания, а я, взяв в руки спиннинг, оснащённый крупной тяжелой вращающейся блесной, отправился прочёсывать акваторию. Поклёвка произошла на третьем забросе…

Дав пару секунд блесне заглубиться после приводнения и приведя в действие лепесток ускоренным вращением катушки, я аккуратно, чтобы не потерять прямой контакт с блесной, проводил её вдоль дна, изредка чиркая тройниками о речную гальку, чтобы вновь ускорить вращение и поднять приманку чуть выше, замедлив скорость катушки вновь, что позволяет совершить проводку параллельно профилю речного русла, который на горных реках характеризуется резкими и частыми перепадами рельефа. В данном месте на дне чётко чувствовалось неравномерность глубин по причине наличия нескольких основных струй, стекающих с переката, которые вымыли своим движением каждая для себя отдельное не большое углубление в русле, отделённое от своего аналогичного соседа мелководным участком, через которые блесну приходилось буквально протаскивать по камням. В одном из таких углублений и произошла атака тайменя на мою, как я теперь понимаю, абсолютно правильно поданную на обеденный стол приманку.

Атаковал таймень как всегда резко и жадно, рефлекторно последовал комплекс движений: моментальная подсечка удилищем, боевая стойка, угол наклона спиннинга, постоянное натяжение шнура … короткая фраза инструкторам: «Ребята, Таймень!».

Image

Хищник сопротивлялся рьяно, но мои силовые снасти, рассчитанные на поимку гораздо более крупных экземпляров, не дали ему никакой возможности переместить инициативу на свою сторону поля, и вскоре мой второй Таймень был бережно припаркован Михаилом в подсачек. К слову, выбор снастей с бОльшим запасом прочности чем ваш объект рыбалки также являются неотъемлемой частью моих убеждений по уважительному и рачительному обращению с трофеями – чем быстрее закончится силовое противостояние, тем меньше сил и энергии потратит рыба, значит тем быстрее и с минимальными последствиями пройдёт её восстановление, следовательно – в разы больше шансов на её выживаемость после встречи с вами.

Во второй день сплава, мой второй таймень, оказался ровно в два раза меньше весом, чем тот самый – первый.

Image

Как вы понимаете, этот день также занял почётное место в бережно хранимом в памяти каждого заядлого рыбака калашном ряде лучших дней жизни, проведённых на рыбалке…

Моё приподнятое настроение уже не могли испортить ни игриво ожидающие нас впереди пороги, ни редкие, но довольно резкие порывы холодного ветра, ни отсутствие поклёвок на протяжении нескольких последующих часов.

А несколько пойманных ленков, переливающихся в лучах яркого закатного солнца всеми известными мне оттенками цветов, и каким-то не понятным образом сумевших заглотить огромные тройники размера 2/0, окончательно привели меня в состояние восторга.

Михаил с Сергеем, использовали наши остановки для отдыха после прохождения очередных порогов, я же не мог позволить себе такого … ведь впереди оставалось всего лишь два дня активного сплава, и я максимально использовал каждую подаренную мне минуту, чтобы не упустить ни единой возможности забросить приманку в воды этой прекрасной Реки в надежде на поимку одного из её осторожных и немногочисленных обитателей.

Image

Двое из пойманных мною красавцев-ленков были с почестями переданы Сергею на камбуз и этим же вечером радовали нашу команду своими невообразимыми вкусовыми характеристиками, похрустывая на зубах мелкочешуйчатой смуглой шкуркой, обжаренной в походной сковороде на пламени вечернего костра. Остальные же ленки были бережно отпущены восвояси.

Вечером второго дня бывшее ранее звёздным небо подёрнулось пеленой, а заморозки отступили, как видимо, предвещая смену погоды. Михаил и Сергей после действительно трудового дня разошлись по палаткам, а я ещё несколько часов сидел один возле костра, вспоминая пройденные по Реке километры, оставшиеся в памяти не только сегодняшними трофеями и бесконечными порогами, но и сказочной красотой окружающей нас природы, нереально прозрачными водами Реки и отвесными суровыми скальными разрезами, вдоль которых неумолимо несло нас течение. На философские мысли также располагал шум ближайшего речного переката, на косе возле которого был разбит наш лагерь, гармонично дополняющийся ставшими уже родными треском поленьев и искрами костра. Под эти звуки и с такими мыслями я и отошел ко сну, забравшись в спальник и задёрнув полог палатки. Завтра… завтра… завтра будет Третий день…

CЧасть 4. День третий – трудовой.

Утро следующего дня прошло уже по отработанному сценарию: ранний подъём, сытный завтрак, сборы лагеря и в путь! Раннее солнце приветливо согревало наши натруженные спины, небо было подёрнуто редкими низкими облаками, по прогнозу погоды к вечеру нас ожидала низкая облачность, переходящая ночью в осадки в виде небольшого дождя. Несколько раз забросив приманки перед тем как отчалить от места нашей стоянки, я в очередной раз поймал себя на мыслях, что я один на Реке … и данное обстоятельство меня совсем не смутило )))

Image

Со слов Михаила, за вчерашний день наш катамаран, управляемый сплочённой и опытной командой, прошёл все серьёзные пороги, которые были на нашем маршруте, то есть план передвижения второго дня был выполнен на 100%. Теперь можно было расслабиться и проходить в каждый из двух оставшихся дней расстояние по своему усмотрению. Тем более, что по договорённостям с вертолётчиками у нас не было конкретной географической точки, с которой нас должны были забрать.

Слова Михаила об окончании высокогорного участка сплава нашли своё подтверждение в самой Реке, течение которой замедлилось после выхода из горных распадков в более степенные по перепадам высот урочища.

Река часто разливалась в широкие словно внезапно замершие на месте мелководные плёсы, поражающие взгляд идеальным зеркальным отражением окружающих скал и горящих первым осенним золотом крон редких берёз, которые словно случайно оброненные кем-то золотые монеты ярко и дерзко выделялись в тёмном массиве деревьев хвойных пород.

Image

Полное отсутствие ветра и ряби на водной поверхности добавляло к пейзажам ощущение остановившегося здесь и сейчас времени, мы все непроизвольно умолкали, а наши взмахи вёсел были чуждыми в этой безмолвной и недвижимой реальности, обволакивающей своей тишиной и спокойствием вечности бытия.

После нескольких сотен метров таких плёсов Река вновь встречалась с горными породами, ограничивающими её свободу передвижения, течение ускорялось из-за сужения русла, катамаран набирал скорость, и в каждом из таких мест конечно же я в очередной раз испытывал свою рыбацкую удачу, но безуспешно – поклёвок не было ни одной. Что никоим образом не сказывалось на моём упорстве, выражающимся в количестве взмахов спиннинга в единицу времени.

После сытного обеда и «высокопрофессионального» обмена мнениями о причинах отсутствия поклёвок, сведённого в итоге к ожидавшей нас смене погоды, которая уже выразилась в небольшом накрапывающем дожде и затянутом тучами небе, мы продолжили своё движение, облавливая воды Реки с борта катамарана, и останавливаясь в любом мало-мальски перспективном месте.

Одним из таких мест было впадение в Реку небольшого тундрового притока, угол впадения которого был практически параллелен основному руслу. Приток был шириной не более 6 метров, но обладал достаточной силой, чтобы подмыть правый берег Реки, образовав длинную и узкую яму, которая при имеющейся прозрачности воды читалась даже без поляризационных очков. Глубина в созданном притоке канале составляла около 1,5 метров. Остановившись на небольшой косе, отделявшей воды притока от основного русла, я пробовал забрасывать воблер поперёк и под углом к течению, но ширина в 6 метров не позволяла более-менее внятно анимировать игру приманки. Тогда, чтобы не оставить в памяти ощущения об упущенных возможностях, я прошёл немного вверх по притоку и, зайдя по пояс в воду, решил провести воблер снизу-вверх непосредственно по середине русла притока вдоль берега, то есть против течения, периодически коротко подёргивая кончиком удилища, желая придать игре приманки вид травмированной рыбки.

Поклёвка последовала незамедлительно! Не изменяя свои традициям таймень хлестко ударил в приманку, замер на мгновение, и, после подсечки удилищем, резко рванул в сторону, почувствовав впившееся в пасть инородное тело в виде моего тройника.

Image

По поведению фрикциона и натяжению шнура через пару секунд стало понятно, что это не таймень, а так называемый «таймешек», то есть тот, кто только готовится стать настоящим тайменем и превратиться со временем в полноценного хозяина одного из глубоких речных плёсов. Через минуту мой сегодняшний «трофей» уже был помещён в подсачек, через 1,5 минуты освобождён от крючка, а через 2 минуты сфотографирован и отпущен домой со словами благодарности и напутствием вырасти как можно больше и толще, чтобы встретиться лет так через 15-ть уже на равных. Прошу обратить внимание, что, мой новый знакомый был измерен и, несмотря на кажущийся небольшой размер, его длина составила не много ни мало 77 см, что, по моему мнению, даёт основания для перевода его из низшего разряда «таймешат» на более высокую ступень пьедестала возрастных групп.

Image

Для меня уже стало традицией ловить тайменей именно в обеденное время: первый пойман – в 12:07 часов, второй – в 12:41, третий – в 13:29… насколько это типично для поведения тайменя я судить не берусь, просто констатирую факты моего опыта. Все источники информации, с которыми я сталкивался при штудировании теоретической части, больше склонялись к нескольким периодам дневной активности хищника: с 08:00 до 11:00 и с 17:00 до 20:00 часов, ну и конечно непосредственно безлунной непроглядной ночью. Только в одном из источников я прочёл, что, по мнению автора, таймень вообще не имеет ярко выраженных часов внутридневного кормления, что по причине отсутствия естественных конкурентов и вальяжной в связи с этим спокойной жизни, таймень выходит на поиск кормового объекта тогда, когда проголодается, то есть по наличию потребности его организма в источнике пополнения энергии.

Ну да ладно, теория теорией, а обед по расписанию … )))

Пообедав, мы дружно навалились на вёсла и продолжили наш сплав, только что ознаменовавшийся поимкой третьего пусть не трофейного, но всё же достойного внимания тайменя. До времени выбора косы для ночёвки и постановки на якорь нашего катамарана оставалось ещё целых четыре часа активного передвижения. Это время было проведено мной не зря, как минимум по количеству взмахов спиннингом, обилию оставленных в дар на речном дне приманок, а также по количеству узлов, перевязываемых на вертлюге с карабином каждые 50 забросов.

Погода в этот день сменялась ежечасно, то сквозь прогалы в низкой облачности нас согревало солнце, то налетал пронизывающий ветер, резко сменяющийся нудным и затяжным осенним редким дождиком, после которого солнечные лучи вновь пробивали себе дорогу, разгоняя облака до самого горизонта, освещая наш тернистый, но такой прекрасный путь.

Image

После поимки тайменя больше ни одно даже из самых-самых на первый взгляд перспективных мест не принесло желанной поклёвки, хотя вся их акватория была исчерчена моими проводками под всеми возможными углами забросов и траекториями движения огромного арсенала приманок.

К вечеру этого трудового дня мои плечи и мышцы рук налились тяжестью, сигнализируя об их качественном использовании по прямому назначению. Вечерние контрольные переговоры с вертолётчиками подтвердили, что по погодным условиям завтра мы можем продолжить свой сплав, но послезавтра однозначно необходимо вылетать с реки, так как надвигается серьёзный циклон, который будет держаться в нашем районе как минимум 4 - 5 дней.

Вечер мы провели на речной удивительно красивой косе, часть которой была покрыта мелким мягким песком, на котором я и расположил свою палатку.

Сразу слева от нашего лагеря был слив с переката, а напротив и ниже – течение Реки замирало, что по классике рыбалки на горных реках давало перспективу желающим (то есть мне) порыбачить ночью на «мыша», что и было мной реализовано, как только вечерние сумерки сменились ночным мраком, степенно спустившимся с горы напротив и накрывшим наше становище непроглядным покрывалом.

Image

Про мою ночную рыбалку на «мышь» хотелось бы рассказать чуть более подробно. Готовясь к поимке именно тайменя, я, как уже говорил ранее, оставил дома все приманки небольших и средних размеров, то же самое касается и «мышей», самая маленькая из которых в моём рыболовном ящике была длиной 10 см (тройники размера 1/0), самая большая – 15 см (тройники 2/0).

Image

Ранее я не использовал такие виды поверхностных приманок, а только собирал теоретическую часть, основанную на опыте других рыболовов. Поэтому вдвойне было интересно применить полученные знания на практике. Дождавшись полной темноты, я отправился ниже лагеря на заранее присмотренную точку. Рыбалка на «мыша» в непроглядной ночи действительно оправдала все мои ожидания по ощущениям: обострение слуха и зрения, повышение в разы чувствительности удилища руками – всё было именно так, как я себе представлял. А когда последовали поклёвки, моему восторгу не было предела! Нет, выхода именно тайменя не было, были несколько десятков ленковых попыток заглотить «мыша», но все их старания были тщетны по указанной выше причине огромного размера моих «грызунов». Стоило поклёвкам прекратиться, я менял траекторию заброса и ленки атаковали вновь. В звенящей ночной тишине раздавались чмокания жадных голодных ртов и удары хвостов по приманке, но мой монументальный «мышь» оставался непобеждённым, лишь короткие резкие удары атак отдавали в руку через бланк удилища.

Получив новые ощущения от нового для меня способа ловли, через час я уже вернулся в лагерь, погрелся с кружкой горячего чая возле ставшего неотъемлемой частью экспедиционной жизни костра и удовлетворенный событиями сегодняшнего дня отправился почивать на подстилке из речного мягкого как домашний матрац песка.

Часть 5. День четвертый – испытание погодой.

Проснулся я рано утром от звуков капель дождя, которые глухо стучали по пологу палатки… эх… почему прогноз синоптиков в этот раз сбылся… Ну да ладно, мы все были к этому готовы. Как гласит народная мудрость: «Praemonitus, praemunitus!», что в простонародье означает «предупреждён, значит вооружён!».

Для такого мокрого варианта развития событий в гермосумке терпеливо ожидали дополнительный комплект высокотехнологичной одежды и соответствующая условиям куртка, которые, если верить словам производителя, готовы были справиться с любыми ожидающими путешественника невзгодами. Ну а вейдерсы, естественно, расставались с телом рыболова только на ночь, поэтому можно сказать, что они уже были вторым слоем кожи.

Image

Не могу сказать, что дождь лил весь день, были довольно длительные перерывы, но после них дождь заряжал опять. Дискомфорта добавлял периодически налетавший из ниоткуда настойчивый пронизывающий ветер. На удивление, моё тщательно подобранное под поездку облачение всех слоёв: термобельё, подстёжка и верхний слой, отработали на все пять баллов из пяти возможных. Весь день чувство комфорта и поддерживаемая внутри температура и влажность не давали мне повода поныть про суровые перипетии судьбы, связанные с отсутствием солнечных ванн, да и кто бы тут на Реке стал слушать это нытьё ))) Весь день мы сплавлялись вниз по течению, часто работая вёслами, так как, напомню, горные участки реки миновали днём ранее. Река плавно и степенно несла свои воды и наш катамаран от поворота к повороту, подкидывая мне подарки в виде интересных и заманчивых с точки зрения искушённого рыболова мест. Покажу некоторых из них, чтобы каждый читающий сей рассказ «понимающий» увлечённый рыбак мог представить, с какими чувствами и ожиданиями я брал в руки спиннинг, когда ТАКИЕ места оказывались у нас на пути.

Image
Image
Image
Image

К сожалению, все эти места не оправдали моих надежд, объяснение этому, как всегда, было найдено в перепаде давления при смене погоды, что, как мне кажется, является самым распространённым способом объяснить отсутствие клёва среди рыбацкого сообщества.

Пока Михаил с Сергеем в одно из окон отсутствия дождя тревожно дремали на катамаране, я, чтобы им не мешать, просто шёл с колебалкой вдоль берега вниз по течению и на автомате делал забросы, проводя блесну обычной неспешной проводкой, слегка задевая тройником за речное дно, особо даже не думая о поклёвках, считая это место не заслуживающим моего внимания. Первая и единственная в этот день поклёвка произошла в одном из самых неожиданных для меня мест – на достаточно мелководном участке реки (60 – 70 см) на расстоянии около 150 м ниже ближайшего переката. На память об этой атаке на мою блесну и короткой борьбе осталась только фотография в виде всплеска на воде, в двух метрах от берега, когда моя блесна выскочила из пасти не известного хищника.

Image

Рыба была не большая, не более 2-х килограмм по моим ощущениям, возможно ленок, возможно небольшой «таймешек», по большому счёту это было для меня уже не важно. Просто хочется считать, что последний день сплава не был проведён «в сухую».

Дождь попеременно с ветром сопровождал нас в течение всего оставшегося дня, но я не пропускал ни одного из более-менее интересных мест, открывающихся мне друг за другом из-за очередного речного изгиба, чтобы забросить воблер или блесну в воды Реки.

По замедленным уже механическим действиям Михаила и Сергея мне стало понятно, что ребята вымотались сегодня по полной, что сырость и ветер всё таки пробрались сквозь их аммуницию, заставив думать о скором привале и разведении спасительного костра. Встать лагерем решили на пару часов раньше, чем было запланировано изначально.

Могу точно сказать, что постоянный дождь и ветер оказывают прямое воздействие на настроение туриста, причём увеличение количества выпадающих осадков и скорости ветра, прямо пропорционально уменьшает показатель отличного настроения, свою лепту также вносит количество пойманной рыбы в течение дня.

Формула, выведенная мной в тот самый зябкий день, довольно простая:

N fact = N max  / (D+V)*R,

где

  • N fact –показатель фактического Nастроения в НЕидеальных погодных условиях,
  • D – значения Dождя в мм/час,
  • V – скорость Vетра в м/сек,
  • R – коэффициент, равный количеству пойманных Rыб в шт/день,
  • N max – константа прекрасного Nастроения в идеальных погодных условиях, равная 10 баллам.

В соответстии с этой формулой показатель N fact нашей команды к концу этого мокрого и промозглого дня составлял: N fact  = 10 баллов / (10 мм/час + 10 м/с)*1 рыбу = 0,5, то есть 0,5 балла по десятибальной шкале показателя настроения рыболова.

Конечно же расценивайте это как шутку, но авторские права за формулой прошу считать моими )))

Выбор финишной косы был обусловлен наличием открытого и чистого от веток и брёвен широкого пространства, которое делало безопасным посадку и взлёт вертолётов. Такое место было вскоре найдено и наш катамаран в последний раз рассёк водную гладь своим корпусом и устало причалил к берегу, полностью оправдав за прошлые дни и пройденные километры своё предназначение.

Image

Последовал поиск и сбор на местности более-менее сухих дров, а компактная бензопила, с которой по словам Михаила он в лесу никогда не расстаётся, оказала неоценимую помощь в распиле мокрых снаружи дров, чтобы добраться до их сухой и жадной до пламени сердцевины. Глядя в небо, мы все тревожно думали о том, что завтрашний вылет с реки будет перенесён до улучшения погодных условий, которые, при таком раскладе, явно не позволяли вертолётам забрать нас в условленные дату и время. В этот вечер было ещё одно интересное событие, которое как проверкой на прочность или шуткой местного божества всего и вся Поди не назовёшь. Мы до последнего оттягивали мероприятия по натягиванию тента, защищающего от дождя, благо что заняться было чем. Но под самые сумерки всем уже настолько хотелось снять с себя дневную непромокаемую экипировку, что Михаил не выдержал и отправился в ближайший лесок на поиски длинных и ровных жердей из сухостоя (живые деревья мы принципиально не трогали на протяжении всего похода). Поиски были долгими, но успешными. Уже затемно, при свете фонариков мы все дружно устанавливали жерди, растягивали 8 метровый тент, и это всё, напомню, происходило под непрекращающимся дождём и порывами ветра, тем более что наша коса была открыта ветрам со всех возможных сторон. И вот… как только был завязан последний узел на последнем незакреплённом углу тента… дождь и ветер прекратились полностью и одновременно!!! Мы все изумлённо стояли и смотрели друг на друга … этого просто не могло быть … весь день лил дождь, дул ветер … и вот – за несколько минут всё прекратилось! Мало того, через 30 минут расступились низкие и грозные облака, открыв нашим взорам ясное тёмное небо, усыпанное знакомыми по прошлым дням звёздами!

Учитывая новые обстоятельства, вечер прошёл для нас в приподнятом настроении, а распятый на жердях тент так и остался в стороне, своим видом напоминая об удивительно резкой и необъяснимой смене погоды.

Ночью я проснулся от звуков, судя по которым кто-то бродил вокруг нашего лагеря, поскрипывая галькой, звуки были не явные, так как шум ближайшего переката смазывал реальные ощущения, усиливаясь эхом от скал и налагая свой монотонный рокот на окрестности. Предположив, что это Михаил или Сергей решили ночью побродить вокруг, я спокойно заснул. Утром оказалось, что и они тоже слышали подобные звуки и, так же, как и я, подумали на одного из членов нашей команды. Навыки опытного следопыта Михаила, которому не давала покоя ночная загадка, помогли установить истинную причину. Перед тем как упереться в скалы и сузить ширину русла напротив наших палаток, выше нашего лагеря на расстоянии около 100 м Река сильно разливалась, что позволяло практически по колено перейти Реку брод. Именно это место и использовалось ночью небольшим стадом оленей (со слов Михаила, определившим видовую принадлежность цепочек следов) для перехода Реки. При чём их не смутили запахи потухшего костра и нашего лагеря, что в очередной раз доказывало, что этот благословенный край пока ещё не тронут цивилизацией. Утром мы спокойно собрали все наши пожитки, упаковали наш надёжный катамаран, и, расслабившись кто на стульях, кто на карематах, грелись в лучах яркого солнца, в ожидании вертолётов.

Image

Винтокрылые машины прилетели по расписанию, но, со слов командиров, необходимо было срочно вылетать с Реки, так как через пару часов наш район должен был накрыть тот самый ожидаемый мощный циклон, несший с собой обильные осадки и сильный порывистый ветер.

Первое влияние циклона мы ощутили, буквально через 20 минут после посадки вертолётов на нашу косу, когда небо внезапно заволокло облачностью, а уже перелетая гряду горных хребтов, обоим командирам пришлось лавировать между горными пиками в поисках «окна».

Image

Когда на обратном пути мы своим маршрутом пересекали реки, на двух из которых я уже прожил несколько счастливых дней своей жизни в июне месяце этого года, невольно в голове назойливо крутилась перефразированная строка из известной песни «лучше рек могут быть только реки, на которых ещё не бывал»… Через несколько часов вновь дозаправка в Февральске, и вот уже под винтами вертолётов посадочная площадка Белогорска. Микроавтобус до Благовещенска, ночёвка в отеле и вылет в обратный путь.

В очередной раз я был поражён красотой горных суровых территорий Хабаровского края, был восхищён пойманным мной Тайменем и Рекой, в которой он обитал! Думал о том, что ни в коем случае нельзя позволить себе чисто потребительского отношения к окружающему нас животному и растительному миру и к населяющим его удивительным созданиям, если это не связано с традиционным образом жизни или необходимостью пропитания. Да, конечно, без ухи или жареной рыбы во время рыболовной экспедиции ну никак не обойтись, НО для этого вовсе не обязательно убивать Тайменя, этого реликтового и неповторимого речного хищника. Ведь в горных реках обитают ленки, хариусы, сиговые виды рыб, а также щуки в нижнем и среднем течении, которые гораздо более многочисленны чем объект трофейной рыбалки – таймень.

Мне бы очень хотелось однажды вернуться в этот край вместе со своим сыном, который только начинает свой жизненный путь, и увидеть как он, также как и я когда-то, замирает от восторга при взгляде на суровую неземную красоту местных ландшафтов, задумывается о вечном, поднимая взгляд в бескрайнее ночное небо сидя напротив меня возле костра, штурмует, сжав губы, пороги и, конечно же, хочется увидеть его глаза, сверкающие от счастья при поимке своего первого в жизни речного великана – тайменя, которого с благодарностью и почестями он отпускает обратно в таинственные глубины Реки, Реки – которая тогда уже точно станет нашим с ним общим воспоминанием, передаваемым из поколения в поколение…

Автор: Александр Калюжный
Фото: Александр Калюжный
Image
© 2012-2022 РЫБАЛКА-777. Все права защищены. Копирование материалов без письменного согласования запрещено.
Рыболовный магазин, товары для рыбалки и рыболовов.